Семь уроков корона-кризиса

Иллюстрация: European Cultural Foundation

Политолог Иван Крастев сравнил пандемию с другими кризисами и предположил, как она повлияет на общество, политику и экономику

 

Никто пока не знает, сколько продлится пандемия и какие у нее будут последствия для общества, экономики и политики. Болгарский политолог Иван Крастев, соучредитель Европейского совета по международным отношениям и научный сотрудник венского Института гуманитарных наук, описал, чем нынешний кризис отличается от других кризисов недавнего времени, и сформулировал семь уроков, которые уже можно из него извлечь. Вот их краткий пересказ: 

1. Возвращение «большого правительства».
Во время финансового кризиса 2008 года люди перестали верить в регулирующую «невидимую руку рынка», но доверие к правительствам не выросло. Сейчас все будет по-другому. Люди рассчитывают, что именно правительство организует коллективное противостояние пандемии и спасет тонущую экономику. Эффективность правительств уже сейчас измеряется их способностью поменять повседневное поведение людей.

2. Пандемия возвращает веру в границы и усиливает роль национальных государств внутри Европейского Союза.
Сейчас уже стало очевидно, что приоритет правительств - забота о собственных гражданах и жителях своих стран. По мнению Крастева, кризис усилит национализм, но не этнический, а гражданский.

3. Вырастет роль экспертов и доверие к ним.
Во время финансового кризиса и кризиса с беженцами в 2015 году доверие к экспертам упало. Но когда речь идет о жизни и смерти, люди больше склонны доверять специалистам.

4. Станет более привлекательной авторитарная модель китайского образца.
Такая модель построена на big data, на тотальном контроле, основанном на сборе и обработке персональных данных. Даже если Китай сейчас искажает информацию и замалчивает собственные просчеты, выглядит все так, что китайцы молодцы, а США, наоборот, терпят поражение. Правда, про этот пункт сам Крастев говорит, что он весьма спорный.

5. Паника может быть полезной.
Во время предыдущих кризисов – и экономических, и с беженцами, - главные усилия властей были направлены на то, чтобы успокоить людей и убедить их ничего не менять в привычном течении жизни. Сейчас, наоборот, властям нужно убедить граждан в одночасье полностью изменить свою жизнь. И чем лучше власти смогут напугать людей, тем лучше это у них получится.

6. Кризис обострит конфликт поколений.
Еще буквально вчера молодежь обвиняла пожилых, что им наплевать на климат и на ее, молодежи, будущее. Сейчас именно молодежь меньше всего готова подчиняться ограничениям, а самая уязвимая группа – это как раз пожилые люди, и им кажется, что безответственная молодежь убивает их в самом прямом смысле слова.

7. Правительствам придется делать выбор между спасением жизней и спасением экономики.
В какой-то момент спасти экономику от полного коллапса можно будет только ценой человеческих жертв, и все правительства рано или поздно должны будут принимать такие решения.

Крастев предполагает, что кризис сильно изменит облик Европейского Союза, ослабит популистские движения, которым в условиях этого кризиса совсем нечего предложить, и изменит отношение к финансовой политике – даже немецкие власти будут вынуждены отказаться от своего принципа любой ценой избегать государственной задолженности.

Полностью статью можно прочитать:
По-английски на сайте Европейского Совета по международным отношениям https://www.ecfr.eu/article/commentary_seven_early_lessons_from_the_coronavirus

По-немецки в Die Zeit https://www.zeit.de/gesellschaft/2020-03/coronavirus-pandemie-auswirkungen-folgen-panik-wirtschaft-zukunft-europa/komplettansicht

Назад

Все о выборах