Правда ли, что Европейский Союз враждебно относится к России?

В чем причины резкой критики, санкций и визового режима.

В чем причины резкой критики, санкций и визового режима. Наш разговор с Йенсом Зигертом. С 2016 года он возглавляет проект „Общественная Дипломатия. ЕС и Россия“ в Москве. С 1999 по 2015 год руководил московским офисом Фонда Генриха Белля. Его книга „111 причин любить Россию“ выходит в ближайшее время в издательстве Schwarzkopf & Schwarzkopf.

QUORUM: В последнее время Еропейский Союз постоянно жестко критикует Россию. Можно ли говорить о том, что в ЕС царят русофобские настроения?

Йенс Зигерт: Нет, о русофобии речь не идет - речь идет о ясных и четких принципах ЕС в отношении гражданских прав и прав человека. И если эти принципы входят в конфликт с действиями определенного государства - не со страной в целом, а именно с ее конкретными действиями, - то тогда ЕС говорит: „нам это не нравится“.

ЕС вовсе не настроен враждебно в адрес России - об этом говорит хотя бы то, что он не прерывает взаимоотношения с Россией и не задумывается о возможности вооруженной конфронтации. Что ЕС делает на самом деле - ЕС налагает санкции, и это напрямую связано с одним конкретным конфликтом: с аннексией Крыма, которую ЕС (и я лично) считает противоправной, а так же с поддержкой военных действий на востоке Украины. Позиция ЕС такая: если в отношении этих конфликтов что-то изменится с российской стороны, то санкции будут сняты.

Почему российским гражданам до сих пор требуется виза для въезда в ЕС?

Невозможность ввести безвизовый режим для россиян, связана, в первую очередь, с соображениями безопасности со стороны ЕС, в частности, с террористической угрозой. Относительно открытый пограничный режим, который Россия поддерживает со странами Средней Азии и Афганистаном, не соответствует нормам безопасности ЕС.

Я думаю, тем не менее, что безвизовый режим, который уже работает в Украине и Грузии, мог бы работать и в России. Но здесь сомнения ЕС имеют под собой политическую основу. И нужно сказать, что российская сторона отчасти сама несет за это ответственность. На словах президент Путин открыто выступает за безвизовый режим и утверждает, что „Россия пошла бы на это без размышлений“. Но в процессе переговоров все становится не так просто. Вплоть да 2014 года, до аннексии Крыма, обе стороны стремились к безвизовому режиму. И было бы неверно утверждать, что эти переговоры тормозились только со стороны ЕС. В России существует сложная система регистрации для иностранцев. ЕС считает, что если уж вводиьт безвизовый режим - то это должна быть полноценная свобода передвижения, а не супер-сложная система регистрации, которую, по сути дела, можно приравнять к визам. Российская сторона постоянно блокировала эти заявления. В этой ситуации - как и во многих других - все намного сложнее, чем кажется, и нельзя говорить, что ЕС - плохие, а Россия - хорошая.

Проводит ли ЕС в своей политике различие между Кремлем и рядовыми гражданами?

Да, проводит. В 2016 году совет министров иностранных дел ЕС составил так называемые „Пять основных принципов“, которые должны определять политику по отношению к России после аннексии Крыма и в условиях войны на востоке Украины. В этом документе говорится, в том числе, что война в Украине должна быть остановлена, что ЕС будет повышать свою обороноспособность в отношении России, и что Крым должен быть возвращен Украине. При этом два оставшихся принципа связаны с поддержанием отношений с Россией. Во-первых, там говорится о необходимости селективного взаимодействия. Это огромная сфера общих интересов, начиная с кооперацией на границах, заканчивая здравоохранением или борьбой с терроризмом. И во-вторых, наконец, последний принцип подчеркивает необходимость проводить различие между политикой Кремля и рядовым гражданином. В этом пункте говорится об огромной важности поддержания межличностных контактов.

В этом отношении, хороший пример - это международная программа ЕС „Эразмус Плюс“, позволяющая молодым людям из разных стран получать стипендии для обучения в ЕС. По количеству стипендиатов Россия занимает в этой программе второе место после Китая.

Кроме того, ЕС поддерживает межличностные контакты на индивидуальном уровне, от человека к человеку. У нас есть сотни партнерств между российскими университетами и университетами в Евросоюзе. Или, например, проект, которым руковожу я. Он называется „Общественная демократия. ЕС и Россия“ и поддерживается посольством ЕС в Москве. В рамках этого проекта мы осуществляем программы обмена в самых разных сферах. Мы приглашаем экспертов из ЕС в Россию и организуем поездки для российских экспертов, ученых, журналистов и студентов в Евросоюз. Например, в прошедшем феврале мы пригласили людей из угледобывающих регионов, из Рурской области, из северной Франции и Верхней Силезии, посетить Ростов-на-Дону, в российскую часть Донбасса, чтобы поговорить о том, что будет, когда уголь закончится. ЕС объединяет всех этих людей, чтобы они могли обсудить вместе какие-то проблемы, найти решения. И мы надеемся, что эти контакты станут постоянными.

Когда речь заходит о российском государстве, ЕС все же ведет себя не так открыто. Нужна ли Европе сильная Россия?

Все зависит от того, что понимать под „сильной“. Европе нужна стабильная Россия. А стабильной, в моем представлении, может быть только сильная страна. Стабильная страна, уверенная в себе и имеющая функционирующую экономику. Европейский опыт показывает, что нестабильный сосед - это опасный сосед.

Однако если Россия пытается использовать свою силу для того, чтобы давить на своих соседей или на Евросоюз - или даже угрожать им - то в этом случае ЕС будет, разумеется, себя защищать. Так что, да, ЕС заинтересован в сильном, предсказуемом и настроенном на партнерские отношения соседом.

Существует широко распространенный миф о том, что якобы „Запад“ сознательно сделал все, чтобы уничтожить Советский Союз, и теперь хочет сделать то же самое, чтобы уничтожить Россию. При этом, распад СССР был одной из самых страшных вещей, которую себе могли себе представить западные политики. Они предвидели войны, кровь и страдания, которые потрясут Европу, как это было, например, в случае с Югославией. Взгляните на Сирию - как война в этой одной, сравнительно небольшой стране, сказалась на Европе. Никто может желать для России ничего подобного. И насколько я могу сказать, ни один разумный человек в ЕС сегодня этого и не желает.

Какие убытки несет сам ЕС от санкций, наложенных на Россию?

Некоторые убытки, действительно, есть, но они неизбежны. Потому что введение санкций всегда означает, что часть убытков нужно нести самим. Они, однако, не так уж велики. В некоторых странах, конечно, в частности, в Польше и Прибалтике, эти убытки более ощутимы, чем где-то еще. Но в Германии они составляют не больше 0.2 процентов от ВВП, это практически неощутимо. Это политическая цена, которую ЕС просчитал вперед, и которая, на мой взгляд, необходима. То, что ЕС готов заплатить эту цену, показывает России серьезность его намерений. И только когда российское руководство убедится в этой серьезности, эти санкции смогут заработать по-настоящему.

Есть уже какой-то эффект от этих санкций?

Я думаю, да. Понятно, что санкции не смогут вернуть Украине Крым в обозримое время. Но при этом я убежден в том, что санкции позволяют свести к минимуму военные действия на востоке Украины. Россия не ожидала, что ЕС проявит такое единогласие в этом вопросе. Я не хочу приуменьшать значение войны в Украине. Там и сейчас каждый день гибнут люди. Это трагедия. Но то, что война не разгорелась по всей Украине, то что ее удалось локализовать, то, что существуют Минские Соглашения - это связано с наличием санкций. И это стало возможным только потому, что ЕС продемонстрировал серьезность своих намерений и свое единогласие.

Текст: Quorum

Назад

Все о выборах