Каковы итоги выборов в Европарламент

Как голосовали в Германии и в других странах ЕС, каким будет состав парламента, насколько сильны там националисты и другие противники ЕС? 

Насколько сильные позиции займут в Европарламенте националисты? Это, наверное, самый важный из вопросов, занимавших перед выборами общественность и политиков. Теперь мы знаем ответ. Националистические партии, враждебно настроенные к Евросоюзу — германская АдГ, французский «Национальное движение», итальянская «Лига Севера» и венгерский Фидес — получили гораздо больше голосов, чем пять лет назад. При этом националисты не достигли поставленных перед собой целей. Проевропейские партии сохранили за собой большинство.

Однако еще важнее для будущего Евросоюза рост явки. В последние десятилетия явка на европейских выборах постоянно снижалась, с 63 процентов в 1979 году до 43 процентов на предпоследних выборах в 2014 году. В то же время распространялся евроскептицизм, Евросоюз все в большей степени терял легитимность. Последние выборы переломили этот тренд. Во всей Европе явка превысила 50 процентов, а в Германии — даже выросла до 61,4 процента (с 48,1 процента в 2014 году), достигнув уровня 25-летней давности. Рост явки стал одним из двух важнейших итогов этих выборов в Европарламент. Другой — это неоднозначный результат, который показали националисты.

Националисты в новом Европарламенте

На прошедших выборах цель националистов заключалась в том, чтобы получить больше трети мест. Тогда у них была бы возможность превратить каждый день в Брюсселе «в Сталинград», как выразился американский идеолог национал-популистов Стивен Бэннон в отношении их кампании против европейской интеграции. Однако решающего сражения против ЕС не будет. В сумме националистический блок увеличит представительство с примерно 160 до примерно 180 мест в парламенте. Таким образом, в Европарламенте нового созыва националисты будут иметь практически такой же малый вес, как и прежде.

Пока нельзя точно сказать, как именно будут распределяться места, усиление или ослабление фракций можно оценить только приблизительно. Это связано, во-первых, с тем, что пока неизвестно, останется ли Великобритания в составе ЕС и будут ли депутаты этой страны работать в Европарламенте. Во-вторых, партии из отдельных стран могут переходить из одной парламентской фракции в другую на протяжении недель после выборов, пока парламент еще окончательно не сформировался.

Несмотря на это, уже сейчас ясно, что националисты получат лишь примерно на 20 мест больше. Этот результат сильно отстает не только от ожидаемого, но и от успехов проевропейских либералов и «зеленых», которые увеличат свое представительство в Европарламенте более чем на 60 мест.

«Зеленые» и либералы

Победителями на выборах стали проевропейские, космополитические силы — «зеленые» и либералы. Либералы (АЛДЕ&Р — фракция Альянса либералов и демократов за Европу + «Ренессанс» + USR PLUS), вероятно, получат 109 мест, то есть на 42 места больше, чем до этого. «Зеленые» (Зеленые/ЕСА — Фракция Зелёных — Европейский свободный альянс) также могут рассчитывать на 19 дополнительных мест, то есть в сумме на 70 мест.

В разных странах ЕС эта зеленая и либеральная «волна» была выражена в разной степени. «Зеленые» показали самые высокие результаты в Германии, Франции, Ирландии, Австрии и Финляндии. При этом из всех стран, которые вступили в Евросоюз начиная с 2004 года, «зеленым» удалось усилить свои позиции только в Латвии и Литве.

Либералы, в свою очередь, получили новые голоса прежде всего благодаря хорошим результатам французской правящей партии президента Эммануэля Макрона «Вперед, Республика!». Британским Либеральным демократам также удалось заметно увеличить представительство за счет голосов многих противников «брекзита». На востоке Евросоюза либеральные партии воспринимаются как антипод национальных правительств, авторитарных и коррумпированных в глазах многих граждан. Либералы значительно укрепили свои позиции в таких странах, как Румыния, Венгрия или Словакия.

Европейские левые партии на этих выборах потеряли большое количество голосов, в том числе в странах, где они традиционно были сильны, таких как Франция или Греция. Левая фракция в Европарламенте (ЕОЛ/ЛЗС), по всей видимости, получит 38 мест, потеряв 14 мест.

Консерваторы и социал-демократы

Классические массовые партии, консерваторы и социал-демократы, в численном выражении явно проиграли на последних европейских выборах. Консерваторы (ЕНП — Европейская народная партия / Христианские демократы), по-видимому, потеряли 41 место, а социал-демократы (С&Д — Прогрессивный альянс социалистов и демократов) — целых 45 мест. Массовые партии теряют голоса также в большинстве стран — членов ЕС, но, как и в Германии на сегодняшний день, в новом Европарламенте они останутся главной силой, без которой не удастся принять ни одно политическое решение.

В новом Европарламенте продолжается тенденция фрагментации партийного ландшафта. Это означает, что две крупнейшие фракции, консерваторы и социал-демократы, в еще большей степени будут нуждаться в поддержке малых партий, в первую очередь, «зеленых» и либералов. Эти четыре фракции выступают за усиление европейской интеграции, верховенство права и демократию в Европе. В совокупности они могут рассчитывать более чем на две трети мест — больше 500 мест из 751.

Германия и ЕС

Выборы в Европарламент, как обычно, отражают расклад политических сил в отдельных странах — членах ЕС. В Германии Партия зеленых получила больше всего новых голосов, набрав 20,5 процента. Таким образом, «зеленые» стали второй партией после ХДС, потерявшей 6,4 процента голосов по сравнению с 2014 годом. СДПГ, потеряв больше голосов, чем другие партии (15,8 процента), все же осталась на третьем месте.

Заслуживает внимания, что германские либералы, СвДП, по всей видимости, пропустили общеевропейскую тенденцию либерального подъема. Они получили только 5,4 процента голосов избирателей, то есть лишь на 2 процента больше, чем на предыдущих выборах. Левая партия потеряла 1,9 процента голосов по сравнению с 2014 годом и стала третьей и последней проигравшей на этих выборах партией, наряду с ХДС и СДПГ. Однако в совокупности две партии, образующие правящую коалицию, остались самой крупной политической силой в Германии. В сумме они получили чуть меньше половины всех голосов.

В немецких СМИ очень подробно и эмоционально обсуждались результаты АдГ в восточных федеральных землях, до 1990 года входивших в состав ГДР. Говорилось даже, что АдГ выиграла европейские выборы на востоке Германии. Однако конкретные цифры показывают, что это впечатление обманчиво. По сравнению с выборами в бундестаг 2017 года АдГ даже потеряла голоса: 1,8 процента в Саксонии и 0,4 процента в Бранденбурге. В двух федеральных землях она стала сильнейшей партией, но только из-за того, что ХДС в этих регионах потеряла большое количество избирателей, которые на этот раз проголосовали за «зеленых». Националисты по-прежнему занимают на востоке сильные позиции, однако о победе речи быть не может. АдГ, так же, как и националисты в Европарламенте, не достигла поставленных перед выборами целей.

Русскоязычные избиратели в Германии

Эти выборы также развеяли миф, что русскоязычные избиратели в большинстве своем поддерживают АдГ. Действительно, доля голосующих за АдГ в этой группе избирателей выше, чем в среднем по Германии. При этом националисты больше не завоевывают голоса русскоязычных избирателей, а теряют их. В городских районах с наибольшей долей мигрантов из бывшего СССР АдГ на прошедших европейских выборах набрала примерно на 2–8 процентов меньше, чем на выборах в бундестаг. Так, в районе Аугсбурга Оберхаузен-Норд партия потеряла 7,45 процента (16,75 процента против 24,2 процента в 2017 году), а в районе Детмольда Хакедаль-Херберхаузен — 1,93 процента (29,97 процента против с 31,9 процента в 2017 году). При этом результаты АдГ в этих районах все еще значительно выше, чем по городу в целом.

Результаты выборов в Европарламент

Важным результатом выборов стал тот факт, что европейские консервативные партии, христианские демократы, несмотря на потерю голосов, остаются самой крупной силой. «Зеленые» и либералы укрепили позиции, так же, как и националисты. Однако последние, от «Национального фронта» до АдГ, не достигли своей главной цели. Они не набрали такого количество голосов, которое позволяло бы саботировать работу Европарламента. Несмотря на дополнительные голоса, у них не больше власти, чем в парламенте предыдущего созыва.

Это связано с тем, что Европарламент работает иначе, чем большая часть национальных парламентов. Большинство в Европейском парламенте не формирует правительство и поэтому не поддерживает всех предлагаемых правительством законопроектов. Большинство формируется каждый раз заново, в зависимости от обсуждаемой темы. Фракции ведут переговоры, и их идеи учитываются пропорционально количеству занимаемых ими мест, вследствие чего даже малые фракции могут внести свои предложения в текст закона. Однако авторитарные националистические партии практически всегда исключаются из этих переговоров, поскольку демократические партии не хотят заключать с ними даже временных коалиций. Поэтому в новом Европарламенте националисты будут играть такую же незначительную роль, как и в предыдущем. По сути, именно националисты проиграли эти выборы.

Важнейшим результатом этих выборов является то, что, наверное, впервые тон задавали европейские вопросы. Если до сих пор на решение избирателей влияла в первую очередь внутренняя политика их стран, в этот раз речь шла, прежде всего, о Европе. Европейский союз еще сильнее сросся в единое политическое пространство.

Текст: Quorum

Назад