Правда ли, что ЕС гарантирует мир между европейскими странами?

Мир часто не такой прочный, каким он кажется. Что делает Европейский Союз, чтобы предотвращать конфликты между странами-членами ЕС и внутри них?

Часто говорят, что ЕС является гарантом мира в Европе. Но ведь мы и так живем в мирное время, и при всем желании нам довольно трудно представить себе, что сегодня немецкие войска могли бы вторгнуться, допустим, во Францию. И тем не менее, мир часто бывает не таким устойчивым, как кажется. Еще недавно война в Украине тоже казалась невозможной - точно так же, как тридцать лет назад казалась невозможной война между бывшими республиками Югославии, которые жили до этого друг с другом в мире и согласии в одном федеративном государстве.

Где и почему в Европе может возникнуть война?

Сегодня в Евросоюзе есть ряд открытых или тлеющих конфликтов между странами-участницами, а также напряженные отношения между отдельными регионами и меньшинствами. Ни одно европейское правительство не ставит под вопрос существующие границы между странами, и тем не менее, в ЕС нет практически ни одной страны, у которой не было бы трений по поводу границ с соседями. Так, Венгрия предъявляет Румынии обвинения в дискриминации венгерского меньшинства в Трансильвании. Между Италией и Австрией снова обострился конфликт по поводу Южного Тироля. И даже у ФРГ есть разногласия по поводу государственной границы с Нидерландами. Речь идет о спорной демаркации водной границы в бухте Долларт, находящейся между Восточной Фрисландией и нидерландской областью Гронинген. История показывает, что даже такие, казалось бы, несущественные вопросы могут приводить к вооруженным конфликтам. Достаточно вспомнить конфликт между СССР и Китаем по поводу острова Даманский (Женбао Дао), который в 1969 году унес тысячи человеческих жизней.

Разногласия существуют не только между европейскими государствами. В отдельных странах ЕС существуют и свои внутренние конфликты, которые в прошлом регулярно приводили к насилию, и которые могут в любой момент вспыхнуть снова. В Испании и Франции баскская организация ETA вела войну за независимость баскских земель, в Великобритании подобные требования в отношении Северной Ирдандии выдвигала IRA. Сейчас эти конфликты удалось погасить- но вызвавшие их проблемы все еще не устранены. Решение Великобритании покинуть Евросоюз уже приводит к очередным вспышками напряжения в Северной Ирландии.

То, что сегодня все эти конфликты между государствами и регионами утратили свою остроту, произошло во многом случилось благодаря ЕС. Какая разница, где именно проходит граница между Германией и Нидерландами, если в реальности она существует только на бумаге? Границы между странами-участницами ЕС открыты как для людей, так и для товаров, капитала и труда. Граждане ЕС, которые живутна границе двух стран, спокойно работать в соседнем государстве - для Евросоюза это само собой разумеющаяся вещь. Многие приграничные города и поселки имеют программы трудоустройства, которые позволяют, например, водопроводчику из немецкой земли Саарланд чинить трубы у соседей во Франции.

В Европейском Союзе есть множество народов, которые живут на территории нескольких государств. Например, датчане живут не только в Дании, но и на севере Германии. Ирландцы живут в Ирландии и в Великобритании, каталонцы и баски - во Франции и в Испании, австрийцы - в Австрии и в итальянском Южном Тироле. Народы, живущие на территории лишь одной страны в Европе, скорее, редкость. При этом, в составе Евроюза у них нет причин считать себя “разделенными” народами и бороться за свое объединение и территориальную независимость - потому что границы между странами ЕС в реальности не разделяют эти народы.

Снижение числа этнических конфликтов в ЕС

Разумеется, в ЕС существуют движения, борющиеся за национальную независимость. Но сегодня они используют не вооруженное насилие, а политические инструменты. Их излюбленный метод борьбы теперь называется не “Калашников”, а “референдум”. И при всем при этом, сепаратистским движениям в Евросоюзе не хватает аргументов для достижения национальной независимости - поскольку ЕС и так реализует требования меньшинств законодательным путем.

Сегодня в мире есть два основных пути решения этнических конфликтов:либо через попытку ассимиляции меньшинств, либо через признание за ними права на собственный язык, образовательные программы и даже региональную автономию, в случае, если это меньшинство, действительно, составляет большую часть населения в том или ином регионе. Европейский Союз всегда ориентируется на вторую модель. Во время вооруженного конфликта между Северной Ирландией и Великобританией ЕС выступал в защиту прав меньшинства. Именно этот подход сделал возможным Белфастский договор. Точно также сегодня ЕС защищает права русскоговорящих меньшинств в странах Балтии, в особенности, в Эстонии и в Латвии.

Русские в странах Балтии

В странах, которые вошли в состав Евросоюза после окончания холодной войны, тлело много неразрешенных конфликтов. Как показывает опыт, при определенных обстоятельствах такие конфликты могут приводить к вооруженной агрессии, как это случилось в Югославии. Именно поэтому защита прав меньшинств всегда была и остается особенно важной для ЕС. Для вступления в ЕС странам требуется соблюдение лишь трех основных критериев, и защита прав меньшинств является из них самым первым.

С точки зрения ЕС, русскоговорящее население стран Балтии - это меньшинство, которое подвергается дискриминации. Улучшение прав русскоговорящих граждан было условием вступления этих стран в Евросоюз, и целый ряд брюссельских организаций продолжает систематически выступать в защиту русскоязычных жителей этих стран. Во-первых, речь идет о гражданских правах, в особенности русскоязычного населения без гражданства - так называемых “неграждан”. Во-вторых, ЕС осуществляет мониторинг случаев дискриминации русскоязычного населения, например, в образовательной и языковой политике. Так, например, Латвия, натурализовавшая к середине 1990-х годов лишь 0,1 процент своих “неграждан”, была вынуждена при вступлении в ЕС либерализировать свой закон о гражданстве. Благодаря политическому давлению со стороны ЕС, число русскоговорящих людей, получивших в странах Балтии гражданство, существенно выросло. Эстония для прохождения процедуры приема в Евросоюз ввела в 1996 году для своих “неграждан” право на участие в муниципальных выборах. Сегодня Эстония продолжает оставаться среди стран Балтии лидером по внедрению основных законов ЕС по защите прав меньшинств. ЕС также финансирует в Латвии и Эстонии государственные программы по продвижению русского языка и поддержке русскоязычных организаций.

То, что положение русскоязычных меньшинств в странах Балтии улучшается довольно медленно, связано с тем, что в демократии политические изменения требуют времени. Указ автократа может быть спущен сверху за одну секунду - но его качество и способ его исполнения будут соответствующими. Распоряжения ЕС, напротив, везде внедряются относительно медленно, но они способны принести долгосрочные результаты. Демократия - процесс небыстрый.

Мир

Европейская интеграция началась после Второй Мировой Войны и сначала охватывала только экономическую сферу. Однако импульс к объединению лежал в другой области: политикам послевоенной эпохи была важна не столько эффективная экономика, сколько, в первую очередь, мир. Европейская интеграция в сфере стратегических ресурсов - угля и стали - должна была сделать новую войну невозможной.

Когда мы говорим о том, что ЕС является гарантом мира в Европе, нельзя забывать одну важную вещь: демократия и ненасильственные способы решения конфликтов, которые поддерживает ЕС, требуют времени. Именно поэтому политика ЕС может на первый взгляд выглядеть не слишком эффективной на фоне быстрых решений, которые предлагают сепаратисты. Сепаратисты выводят людей на улицы и обещают им мгновенно реализовать их права через проведение очередного референдума. В 2017 году правительство Каталонии в нарушение действующего законодательства объявило о независимости и было готово применять насилие. Этот пример показывает, как ЕС может урегулировать локальные конфликт в тех случаях, когда с ними не справляются правительства отдельных государств. За исключением нескольких столкновений между полицией и гражданами, конфликт в Каталонии остался ненасильственным. При этом, однако, эскалацию насилия, возможно, не удалось бы остановить, если бы права каталонцев были защищены только испанским законодательством, а не законодательством ЕС: начиная с права на автономию и языковыми правами и заканчивая общегражданскими правами, доступными всем гражданам ЕС без исключения.

Текст: Quorum

Назад

больше новостей