Приложение вместо карантина. Подкаст профессора Дростена

Как работает "карантинное" приложение, можно ли как-то предохраниться от коронавируса и есть ли польза от хлорохина

Профессор Кристиан Дростен, руководитель отделения вирусологии берлинской университетской клиники Charite, стал одним из самых популярных в Германии источников информации о новом корона-вирусе и эпидемии и вызываемой им болезни Covid-19. Группа исследователей под руководством Дростена занимается разработкой надежных тестов для выявления вируса, он – один из ученых, которые консультируют федеральное правительство и власти Берлина. Каждый день на радио NDR Info выходит его подкаст, в котором он рассказывает об актуальных исследованиях и новых данных о вирусе, комментирует меры безопасности, развеивает распространенные заблуждения и отвечает на вопросы. С Дростеном разговаривают попеременно научные журналистки Коринна Хенниг и Аня Мартини. Оригиналы всех подкастов можно найти на странице NDR Info.

Мы публикуем сокращенные переводы этих подкастов. Этот выпуск номер 27, он вышел 3 апреля. Оригинал здесь.

Здесь выпуски номер 15 "Про иммунитет и вакцины" от 17 мартаномер 19 "О пользе масок" от 23 мартаномер 20 "Об опыте других стран" от 24 марта и номер 21 "О тестах" от 25 марта , номер 22 "О лекарствах" от 26 марта , номер 23 "О симптомах и последствиях" от 27 марта, номер 24 "Когда же все это закончится" от 30 марта и  номер 25 "Как происходит заражение" от 31 марта

Аня Мартини 
Господин Дростен, мы хотим поговорить о приложениях, которые работают анонимно через Bluetooth, их устанавливают добровольно. Уже есть первое исследование из Оксфорда, над которым работали ученые по всей Европе. Что Вы думаете об этом?

Кристиан Дростен
Да, это исследование группы Кристофа Фрейзера [Christophe Fraser], одного из лучших специалистов по моделированию эпидемий. Это очень интересное исследование, оно опубликовано в журнале "Science". Речь идет о расчете гораздо более точной эпидемиологической модели, учитывающей больше деталей и информации, чем было известно до недавнего времени. Дело в том, что научная литература предоставляет все больше данных, которые можно оценить и использовать в таких моделях.

Начало этому исследованию положило описание все большего числа пар передачи инфекции в литературе. Благодаря этим наблюдениям время генерации инфекции смогли определить еще точнее. Время генерации - это сколько времени проходит между заражением человека и заражением им другого человека. Время между появлением симптомов у одного и другого называют серийным интервалом. Нас интересует время генерации, но его довольно сложно рассчитать точно. Поэтому можно использовать серийный интервал для прикидки. Его можно, в свою очередь, вывести из описаний случаев в литературе, так сделали и в этом исследовании. Данные описанных в литературе сорока пар, внутри которых произошло заражение, оценили, наложив их на существующую математическую модель. Из этого вывели определенные параметры и компоненты общей активности заражения. Основное репродуктивное число R0 (скольких человек в среднем заражает один инфицированный) пересчитали заново, оно составило 2. Это относительно низкое значение, если посмотреть на данные предыдущих анализов. В некоторых случаях оно считалось скорее равным 2.5.

Аня Мартини
Значит, один человек заражает двух других.

Кристиан Дростен
Точно. Теперь у нас есть возможность разбить эти случаи заражения на компоненты. Первый вопрос к этой математической модели заключается в следующем: какая доля заражений происходит до появления симптомов, какая уже при наличии симптомов, какая из окружающей среды и какая от бессимптомных носителей? […] И вот какие вышли значения: передача до появления симптомов происходит в 0.9 случаях из 2 (наше значение R0), передача при симптомах в 0.8 случаях, передача через окружающую среду - 0.2, бессимптомная передача - 0.1. Если сложить эти четыре значения вместе, то получим 2. 

ПРОБЛЕМА ПЕРЕДАЧИ ДО ПОЯВЛЕНИЯ СИМПТОМОВ

Глядя на эти цифры, мы видим, что общая доля передачи до появления симптомов составляет 46% от общей активности заражения. 

Аня Мартини
Значит, зараженный человек передает вирус еще до того, как заболел, и просто не замечает этого.

Кристиан Дростен
Именно. То есть почти половина активности заражения наблюдается до появления симптомов. Это средние значения, рассчитанные для многих переносчиков и затем проанализированные в математической модели. Здесь стоит подумать о двух вещах. Значение R0 равное двум - хорошая новость, потому что в таком случае нам требуется меньше мер для снижения уровня передачи, чтобы достичь R0 ниже единицы и, таким образом, остановить эпидемию. Однако в свете того, что 46% всей этой активности заражения происходит до появления симптомов, уменьшить количество заражений будет очень трудно. В конце концов, изолировать можно только пациентов с симптомами. В настоящее время эти соображения пытаются учесть в интересном расчете, с помощью которого хотят выяснить, можно ли с помощью определенных мер выявить инфицированного человека. Сколько времени нужно, чтобы его распознать? И скольких он сам уже заразил за это время, с учётом 46% случаев передачи до появления симптомов? Также потребуется некоторое время для постановки диагноза после появления симптомов и на идентификацию контактов. Здесь важно учитывать заново рассчитанный серийный интервал, из которого следует, что, даже если изолировать человека одновременно с началом симптомов, т.е. немедленно вывести его за рамки ситуации передачи, то он не только уже заразил людей, но и эти зараженные им люди уже сами заразны в момент появления симптомов у первого пациента. 

Аня Мартини
И, возможно, уже заразили других людей.

Кристиан Дростен
Только начинают это делать, в начальной фазе своей заразности. […] Мы наблюдали нечто подобное в мюнхенском исследовании по отслеживанию случаев и были удивлены. Но теперь есть количественное доказательство, цифры и темпы, доказывающие, что все так и происходит.

В этом исследовании сделан интересный расчет о возможностях вмешательства. Из него вытекает, что просто идентифицировать случаи и отслеживать контакты - это запоздалая мера, потому что все привязано к выявлению пациентов с симптомами. Так что все действительно сводится к последнему дню. Важно, чтобы пациент с симптомами не ходил с ними длительное время перед тем, как ему сделают тест. Потом делают тест, потом по цепочке идет оповещение. Потом должен прийти департамент здравоохранения и расспросить больного, с кем он контактировал. Потом эти контакты идентифицируют. Все это длится так долго, что, согласно последним расчетам, бо́льшая часть времени, необходимого для исключения пациентов из процесса передачи, уже потеряна. Иными словами, последние данные с определенностью демонстрируют, что с какого-то момента целенаправленная диагностика, отслеживание случаев и изоляция контактов не смогут остановить эту эпидемию. Чтобы остановить такую эпидемию, можно сделать все закрыть, ввести lockdown. Тогда не придется отслеживать случаи, все будут сидеть по домам. Можно комбинировать меры, чтобы блокировка была немного мягче. Это включает в себя правило не собираться группами. [...] Плюс меры по отслеживанию случаев. Но здесь есть расчеты, говорящие о пределе эффективности. Можно снизить скорость передачи в какой-то степени. Но эффективность мер всегда ограничена, эту ограниченность учли в данных расчетах. И пришли к выводу, что и эта комбинация мер не может остановить эпидемию. Тогда в расчет включили еще кое-что - развитие событий в тех случаях, когда используется приложение.

ШАНСЫ С ПРИЛОЖЕНИЕМ

Представим себе гипотетическое приложение. В нем можно записывать симптомы при их начале. Вы пишете в свой телефон: у меня появились симптомы. Приложение отвечает, что введенные данные уже отосланы в лабораторию. То есть оно может назначить вам прием для лабораторной диагностики. В принципе, диагностику можно провести немедленно - приложение само запускает процесс диагностики. Если диагноз положительный, он попадает в приложение. В этот момент оно может начать отслеживать, радом с какими другими мобильными телефонами вы находились. Можно установить, сколько времени должен длиться контакт и так далее. [...] Затем владельцы этих телефонов информируются. "Вы контактировали с пациентом во время инфекционного периода." [Что, если бы мы могли следить за распространением вируса с такой скоростью?] В математической модели можно играть с параметрами, это и сделали её авторы. Предположим, такое приложение есть. Сколько времени будет занимать постановка диагноза? Сколько времени пройдет с момента постановки диагноза до информирования возможных контактов и рекомендации пользователю оставаться дома, того, что делает департамент здравоохранения? То есть задача информирования людей перекладывается с департамента здравоохранения на приложение. Все эти параметры были введены в модель. Короче говоря, если бы эпидемия развивалась с той же скоростью, что и в начале в Ухане, и если бы 60% идентификации случаев с помощью приложения были успешными (то есть если 60% населения установило бы такое приложение, и около 60% тех, кому рекомендовано оставаться дома, сидели бы дома), то можно было бы снизить R0 ниже единицы. Это потрясающе.

Но сейчас есть несколько ограничений. Говорят, что сейчас скорость распространения в Европе выше, чем была в начале в Ухане. Для этого есть несколько причин. Плотность населения, поведение населения, но также и то, насколько далеко инфекция уже продвинулась вперед. Это, конечно, еще больше усложняет ситуацию, так что необходима более высокая степень кооперации среди населения. 

Аня Мартини
Более 60 процентов.

Кристиан Дростен
Верно, более 60 процентов. Это достижимая цель - преодолеть неизбежную временну́ю задержку с оповещениями, используя такие приложения. Донесение важнейшей информации - о контакте с инфицированным и необходимости тестирования, сэкономленное на этом время согласно этой математической модели принесет гораздо больше или столько же, сколько закрытие всего. Кроме того, есть и пространство для маневра. Например, в местах высокой заболеваемости, где эпидемия идет плотной волной, можно было бы ускорить всю систему, отказавшись от стадии тестирования. Внести изменения в приложение. Тогда при установке галочки о наличии симптомов приложение не записывает тебя в лабораторию для тестирования, а воспринимает тебя сразу как заболевшего. 

Аня Мартини
И тогда надо остаться дома.

Кристиан Дростен
Да. Любой человек с симптомами будет считаться заболевшим без тестирования. Введение такого критерия уже является вмешательством в ход ситуации. Тогда, как следствие, все контакты инфицированного человека за последние несколько дней определяются как реальные контакты риска. Для того, чтобы приложение разослало людям, имевшим контакт с больным, рекомендацию проявлять осторожность при появлении симптомов, не нужен положительный тест из лаборатории, это происходит мгновенно. Критерий, кого считать в группе риска, можно тоже ужесточить. Если человек [из группы контактов риска] регистрирует в своем приложении появление симптомов (т.е. "Меня предупредили и теперь у меня появились симптомы"), приложение больше не приглашает его пройти тестирование, а считает его заболевшим, и указывает на необходимость соблюдения домашнего карантина. [...]

КОМБИНАЦИЯ МЕР

Разумеется, можно комбинировать такие приложения с другим общими мерами, снижающими риск передачи инфекции, как, например, ношением масок. Это, конечно, не включено в расчеты, поскольку нам неизвестно, насколько поголовное ношение масок могло бы снизить общую активность передачи инфекции. Но можно предположить, что эффект от ношения маски в публичных местах дополнил бы эффект приложения.

И это реальная перспектива в контексте общественной дискуссии относительно принятых мер, в которой уже слышны нотки отчаяния. Как нам выходить из этой ситуации? И что нам делать дальше? Меня вдохновляет мысль, что такое приложение, если им будут пользоваться многие люди, предоставит нам инструмент для тонкого воздействия на ситуацию и даст нам возможность продолжать нормальную жизнь. Никакого закрытия всего. Компании работают, в школах преподают, всё работает, но не для всех и не в любое время. Иногда на ваш мобильный телефон приходит сообщение: "Пожалуйста, побудьте в карантине". Вы могли бы показать это работодателю, и он бы согласился, что у вас домашний карантин на этой неделе. Я думаю, что это очень интересная модель, от которой не стоит отказываться.

Аня Мартини
Канцлер сказала бы "да", вы бы сказали "да", и на данный момент около 47% немцев сказали бы "да", они бы использовали такое приложение, которое в Германии к тому же анонимно. Посмотрим, что произойдет в этом вопросе в ближайшие несколько дней. 

Есть еще одно исследование, на которое мы хотим обратить внимание. Речь снова идет о хлорохине. Это противомалярийный препарат, к которому развилась устойчивость, поэтому он используется нечасто. Мы говорили об исследовании из Франции, вы критиковали дизайн исследования. Появилось новое исследование из Китая. Что Вы думаете о нем?

Кристиан Дростен
Да, конечно, хлорохин продолжают обсуждать. [...] Мы не можем понять на основе французского исследования, помогает хлорохин или нет, потому что там не было сказано, одновременно ли заразились люди в экспериментальной и в контрольной группе. [...] Теперь вышло исследование из Китая, всего на основе 62 пациентов, очень небольшое. На этот раз они были, по крайней мере, рандомизированы, то есть случайным образом поделены на две группы. Это все легкие случаи течения с положительным ПЦР-тестом. [Были соблюдены требования к состоянию здоровья тех органов, на которые хлорохин оказывает побочное действие.] В контрольной группе пациенты с пневмонией пошли на поправку в 17 из 31 случая через неделю. В экспериментальной группе признаки пневмонии, такие как картинка на КТ и кашель, улучшились у 25 из 31 человек. Этого достаточно, чтобы заявить о существенной разнице, о положительном влиянии препарата на пневмонию в экспериментальной группе. Это обнадеживает. [К дизайну исследования все еще имеется много замечаний, поэтому придется подождать широкомасштабных исследований. Основываясь на существующих исследованиях, можно сказать, что если хлорохин и дает эффект, то только слабый и только на ранних стадиях болезни...] 

Аня Мартини
Говоря о защите, мы говорим о лекарствах, о вакцинах, о том, чтобы не выходить на улицу. Но многие люди продолжают задаваться вопросом: можно ли сделать что-то еще? Например, сделать что-то для иммунитета, усилить его? Может быть, при помощи витамина С, витамина D. Это возможно? Ходить на пробежку?

Кристиан Дростен
Конечно, хорошо иметь хороший иммунитет. И хорошо быть в хорошей физической форме. Конечно, вы не заразитесь во время бега в парке, просто встретив там других людей. Так что вам не стоит беспокоиться при выходе на пробежку. Я думаю, что могу это даже порекомендовать. Но на этом все и заканчивается. В пользу приема витаминов могут иметься научные доказательства, но это не моя область исследований, я совсем с этим не знаком. Я также никогда не слышал, чтобы у чего-либо был настолько заметный эффект, чтобы можно было особо рекомендовать это в контексте инфекционной эпидемиологии.

ПРАВИЛО ДНЯ: ДЕРЖИТЕ ДИСТАНЦИЮ 

Что необходимо, так это держаться подальше от потенциально больных людей. Сейчас это может быть любой встреченный при походе по магазинам и другим подобным местам. В США есть правило, которое гласит: шесть футов (~1.8 метра, прим. пер.), шесть секунд. То есть, расстояние шесть футов и шесть секунд контакта надо взять за правило. Держаться минимум на таком расстоянии и не вступать в более долгий контакт. Это хорошая стратегия для похода в общественные места, если исходить из того, что заражаются от кого-то напрямую, и что лучше держаться от них подальше.[...]

Перевод: Ольга Улькова

Назад

больше новостей