Молот и танец. Подкаст профессора Дростена

Спасать людей или спасать экономику - мнимое противоречие. Новое исследование рассматривает экономические последствия разных реакций на эпидемию

Профессор Кристиан Дростен, руководитель отделения вирусологии берлинской университетской клиники Charite, стал одним из самых популярных в Германии источников информации о новом корона-вирусе и эпидемии и вызываемой им болезни Covid-19. Группа исследователей под руководством Дростена занимается разработкой надежных тестов для выявления вируса, он – один из ученых, которые консультируют федеральное правительство и власти Берлина. Несколько раз в неделю на радио NDR Info выходит его подкаст, в котором он рассказывает об актуальных исследованиях и новых данных о вирусе, комментирует меры безопасности, развеивает распространенные заблуждения и отвечает на вопросы. С Дростеном разговаривают попеременно научные журналистки Коринна Хенниг и Аня Мартини. Оригиналы всех подкастов можно найти на странице NDR Info.

Мы публикуем сокращенные переводы этих подкастов. Это выпуск номер 41, который вышел 14 мая. Оригинал здесь.  

Здесь выпуски номер 15 "Про иммунитет и вакцины" от 17 мартаномер 19 "О пользе масок" от 23 мартаномер 20 "Об опыте других стран" от 24 марта и номер 21 "О тестах" от 25 марта , номер 22 "О лекарствах" от 26 марта , номер 23 "О симптомах и последствиях" от 27 марта, номер 24 "Когда же все это закончится" от 30 мартаномер 25 "Как происходит заражение" от 31 марта , номер 27 "Приложение вместо карантина" от 3 апреля , номер 28 "О способах заражения и защиты" от 6 апреля, номер 29 "Как проводить тестирование" от 7 апреля , номер 31 "Можно ли заразиться снова" от 14 апреля , номер 32 "О причинах смерти" от 16 апреляномер 33 "До коллективного иммунитета далеко" от 20 апреля , номер 34 "Мы утрачиваем преимущество?" от 22 апреля , номер 35 "Когда появятся вакцины" от 24 апреля[nbsp, номер 36 "Иммунный паспорт? Нет!" от 28 апреля , номер 37 "Новые исследования про детей" от 30 апреляномер 38 "Как политики давят на ученых" от 5 мая, номер 39 "Новые тесты" от 7 мая, часть 1 и часть 2, номер 40 от 12 мая, первая часть "О теориях заговора" и вторая часть "О происхождении вируса".

 

Коринна Хенниг
Вирусологам в принципе сложно выступать за ослабление ограничений. Но все же, раз уж мы говорим про открытии границ, как вы считаете, это приемлемый шаг?

Кристиан Дростен
Я считаю, что в приграничных регионах уже внимательно следят за ситуацией у соседей. Вчера по телевизору я видел короткую передачу о ситуации в Сааре [земля в ФРГ, прм. пер.]. Я считаю, что люди там хорошо осведомлены о ситуации с инфекцией по другую сторону границы. Там на месте это, безусловно, возможно. Это, конечно, хорошо для движения через границу, там это часть нормальной жизни.

Хенниг
В глобальном, или, скажем, в европейском масштабе: правда ли, что теперь, когда вирус повсюду, практически не имеет значения, где находиться? Или так еще рано говорить, потому что у нас в Германии хорошая ситуация?

Дростен
Да, в целом в Германии заболеваемость низкая. Нам удалось очень сильно сократить число новых случаев заболевания благодаря принятым на ранней стадии мерам по сокращению числа контактов. Есть страны, где это еще не удалось. Но мы должны четко понимать, что даже в таких странах, как Англия, где погибло много людей, [...] тоже были приняты очень решительные меры по ограничению контактов. Там тоже резко снижается количество новых заражений. В целом, будет хорошо, если мы сможем справиться с открытием границ, особенно для экономики. Нужно ясно понимать, что экономический ущерб, о котором все говорят, лишь в очень малой степени обусловлен происходящим внутри страны, и в гораздо большей степени - отсутствием экспорта и обмена товарами. Это реальный экономический ущерб. Я говорю это как дилетант, а не как эксперт, я эксперт по вирусам, а не по экономике, но я думаю, что открытие границ в целом принесет много пользы.

Хенниг
Но что касается путешествий, то это отдельная тема, там пока нет ответов на главные вопросы, так? 

Дростен
Да, путешествия, этот сектор экономики нужно рассматривать с точки зрения эпидемиологии особенно внимательно. Например, нужно подумать, какова будет заболеваемость в определенных типичных курортных регионах через два месяца?

Хенниг
Например, в Испании.

Дростен
Наступает сезон отпусков. Мы даже не знаем, какая будет ситуация через два месяца у нас. А мы говорим в том числе о странах с очень высокой заболеваемостью, которую пришлось сдерживать агрессивными мерами, это Испания и Италия. А есть страны, про которые мы мало знаем, вспомним Турцию или Египет.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ДАННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИКИ И МЕДИЦИНЫ

Хенниг

Раз уж мы заговорили об экономике - сегодня мы хотим поговорить о перспективе, которую мы в этом подкасте еще не обсуждали с научной точки зрения. До сих пор общественная дискуссия, упрощенно говоря, была такой: мы не можем одновременно спасти экономику и держать количество зараженных на низком уровне. Иными словами, меры по борьбе с пандемией, как это ни печально, вредят экономике. И вот появилось новое исследование, которое рассматривает по-другому и учитывает экономические издержки, чистое репродуктивное число [что есть, без учета ограничительных мер, когда вирус может распространяться беспрепятственно]  и количество смертельных случаев. В этом исследовании рассчитали, приводят ли к экономическим издержкам именно ограничения, или же крайнее ослабление ограничений тоже может быть проблематичным для экономики. Я прочитаю вступительное предложение: “В публичной дискуссии о дальнейших действиях по борьбе с пандемией коронавируса интересы здравоохранения часто представляются как противоречащие экономическим интересам. Это не соответствует проблемной ситуации”. Конец цитаты. Забегая вперед скажу, что это не только предпосылка проведения исследования, но и его результат, который может удивить непрофессионалов. Господин Дростен, наверное, надо начать с того, что это за исследование - кто его сделал, кто за ним стоит.

Дростен
[Да, интердисциплинарный подход в Германии интересен тем, что ученые работают совместно и приходят к совместным результатам. Исследование провели Центр им. Гельмгольца по исследованию инфекционных заболеваний в Брауншвейге, рабочая группа Михаэля Майера-Херманна [Michael Meyer-Hermann], и Институт экономических исследований ifo в Мюнхене, Клеменс Фуст [Clemens Fuest], оба они - известные ученые. Обе рабочие группы ведут исследования на основе имитационных расчетов. Группа Майера-Херманна разрабатывает эпидемиологические модели, отражающие комплексный процесс передачи инфекции среди населения]. В институте ifo делают экономическое моделирование, чтобы понять, какие ограничения и в какой степени влияют на какие сферы экономики, какие потери происходят в результате, как это взаимосвязано, как это выразить, например, в процентах от валового внутреннего продукта и так далее.

[Должен сказать, что я специалист в другой области, и не до конца могу понять, как сделано это исследование. Тем не менее, его важно обсудить, потому что это нечто совершенно новое как в Германии, так, возможно, и во всем мире, когда объединили результаты исследований и результаты имитации из двух научных областей. Сейчас нам нужно именно это].

Хенниг
Вы говорите, что вы не специалист в этой области, но мы все же можем обсудить исследование, потому что вы его читали. Отправной точкой является предположение, что в Германии можно было бы справиться с 300 новыми случаями заражения в день [...] чтобы отследить контакты и начать карантинные меры. С Вашей точки зрения это оправданная расчётная величина?

Дростен
[По этому поводу можно в общем сказать то, что авторы повторяют в исследовании несколько раз, а именно, что здесь, конечно, делаются допущения. К ним относится и некоторое обобщение реальных явлений. Конечно, 400 органов госсаннадзора в Германии смогут обрабатывать 300 случаев в день, но не стоит забывать и о других вещах. Например, надо представить себе распределение случаев заболевания на карте. В определенных местах будут наблюдаться максимумы частоты, с которыми будет трудно справиться локально. Также тут сильно упрощены другие параметры, такие как региональное варьирование, для оценки которых не хватает эмпирических данных об экономических эффектах. Кроме того, помимо случаев заболевания и смерти от SARS-2 от внимания ускользают другие последствия для здоровья, косвенный ущерб, вызванный тем, что пациенты не попадают в больницу из-за других болезней, из страха заразиться. Тем, что возникают психологические травмы и сопутствующие им экономические эффекты. Эти эффекты заболевания тоже нужно учитывать. Люди преуменьшают значение эффектов SARS-2, думают, что другие заболевания важнее. Но правильная аргументация заключается в том, что болезнь наносит сопутствующий экономический ущерб. Можно упомянуть и о других узких местах исследования, я хочу сказать то же, что и авторы - не нужно принимать все цифры из исследования за чистую монету].

ЭТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ГЕРМАНИИ

Но у этого исследования есть солидный качественный вывод. Общий посыл его такой - нельзя утверждать, что сдерживание контактов улучшает эпидемиологическую ситуацию и ухудшает экономическую. Или что лучше всего для экономики было бы свести меры к нулю, как будто болезни нет, чтобы наконец можно было заниматься предпринимательством. Реальность такова, что мы живем в обществе, которое не потерпит, чтобы жизнь пожилых людей обесценивали, чтобы не признавали ценность их жизни, мы не допускаем такой постановки вопроса: "Сколько лет им осталось? О, всего несколько лет. Ну тогда этими людьми можно пожертвовать". У нас в Германии другая этика, другое общество. Даже если разные люди с частным мнением пропагандируют нечто подобное, общество этого не потерпит. 

Поэтому, если число случаев увеличится, если будет больше смертей, неизбежно придется снова все затормозить. И важнейшая предпосылка этого исследования - мы не хотим снова прийти ко всеобщему локдауну. В исследованиях пандемии есть концепция “молот и танец”. Сначала - удар молота: так как нам не известно, в каких местах можно прервать распространение инфекции, мы прерываем его везде, никто не выходит из дома, запрет контактов. Это молот. Эта фаза уже очевидно позади. Затем следует танец с тигром, с этой эпидемией, когда ее стараются держать под контролем, но не закрывать всё, потому что тогда страдают другие области, например, экономика. Мы находимся в этой “танцевальной” фазе. Хотелось бы верить, что нам не придется возвращаться к молоту, к полной блокировке, что мы постепенно сможем узнать, где можно ослабить поводок так, чтобы тигр не напал на нас. Это основная идея.

[Таким образом, можно открывать школы для отдельных классов, и смотреть, какая ситуация будет через месяц. Если заболеваемость не повысится, можно будет, например, увеличить количество учеников в классе. В остальных областях то же самое. Общепиту, очевидно, нужно не дать погибнуть - но при этом, например, поставить столики снаружи, так как инфекция там не так сильно распространяется. Если все пойдет хорошо, через месяц можно принять следующие меры. Это и есть танец с тигром, ослаблять поводок в определенных местах в определенное время].

Исходя из этой предпосылки авторы делают определенные предположения. Они основаны на экономических показателях, экономических данных отдельных секторов, предполагаемом ущербе от определенных деталей ограничений или послаблений, и предполагаемых последствиях. И приходят к интересному выводу, с учетом предполагаемого числа случаев, смертей и появляющейся в результате потребности в мерах контроля, таких как отслеживание случаев госсаннадзором, карантин отдельных фирм или семей, который органы госсаннадзора вводят тем чаще, чем сильнее распространяется инфекция. 

Хенниг
Что, в свою очередь, имеет конкретные экономические последствия.

Дростен
Верно, это снова наносит небольшой ущерб экономике, а чем больше инфекций, тем больше ущерб экономике. И интересное измерение - это время. Здесь делают интересное и обоснованное предположение. По состоянию на 20 апреля мы достигли определенного статус-кво. Его характеризует, например, Rt [эффективное репродуктивное число, среднее число новых случаев инфицирования, вызванных одним инфицированным за время t при наличии контрольных мер, прим. пер.], равное или чуть большее 0.6, то есть явно меньше 1. Это было статус-кво по модели Майкла Майера-Херманна, число на тот момент. На момент написания исследования, 20 апреля, предполагалось, что через две недели оно снова будет колебаться в районе единицы. Кстати, сегодня утром я видел, что Институт Роберта Коха дает актуальное значение R = 0.81, так что на данный момент у нас все довольно хорошо. Мы уже говорили, что требуется осторожность, это число колеблется. Более того, чем меньше случаев заболевания среди населения, тем сильнее отражаются на нем изменения числа заболевших. Так что R особенно надежно, когда у нас много случаев среди населения. Теперь у нас их не так много, но неважно.

НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ УМЕРШИХ ПРИ РЕПРОДУКТИВНОМ ЧИСЛЕ 1

Будем исходить из этого. Мы предполагаем, что в период после ослабления ограничений, т.е. после 20 апреля, мы держим R равным единице, или 0.7, 0.5 и так вплоть до 0.1. И мы задаемся вопросом, что это значит для медицины и для экономики? С точки зрения медицины, нужно держать число R в пределах единицы до лета 2021 года. Подразумевается, что тогда широкому населению станет доступна вакцина, и пандемия прекратится. Я с этой оценкой согласен, рассчитывать надо до этого момента. Расчеты говорят о том, что в Германии будет значительное количество дополнительных смертей, около нескольких десятков тысяч, если число R будет примерно равно единице. 

Эти несколько десятков тысяч похожи на общее количество умерших в тяжелый сезон гриппа. Но я считаю, что показатель избыточной смертности по сравнению с другими годами будет гораздо выше. Есть косвенный ущерб здоровью, потому что больные люди не ложатся в больницу. Другими словами, при любом сценарии это несопоставимо с сезонным гриппом, это смертельные случаи, непосредственно вызванные вирусом. И они отличаются от того, что мы регистрируем как избыточную смертность от гриппа. У нас была бы гораздо более высокая избыточная смертность. 

Хенниг
Эти несколько десятков тысяч относятся к периоду до лета 2021 года, то есть это совокупные показатели смертности?

Дростен
Верно, и только непосредственно вызванные вирусом, при предполагаемом R = 1, при котором количество новых заражений в день находится в районе 1000 человек. [...] Так, что масштаб эпидемии сохраняется на одном уровне. 

Теперь можно спроецировать на это экономический сценарий и сделать расчеты. Если удерживать R = 1 с помощью частичной блокировки, сколько времени понадобится экономике, чтобы оправиться от ущерба, вызванного локдауном? 

Там делают корректный прогноз, что не только во время, но и после локдауна экономика будет немного хуже, а потом наступит некоторое улучшение. В некоторых сценариях это длится до осени или зимы 2021 года.

Интересный феномен заключается в том, что, если обобщить данные, экономика менее ограничена при R = 1. Но постоянное сдерживание из-за повторяющегося вмешательства в рамках карантинных мер - это длительный, затяжной процесс, а это значит, что экономике требуется длительное время, чтобы вернуться на исходный уровень. В то время как в других сценариях сильное дальнейшее ограничение, как, например, при целевом значении R = 0.3 или 0.1 (что мы не планируем делать в данный момент), сильное сдерживание, сохранение большинства мер локдауна мгновенно приведут к сильному обрушению экономики. А на то, чтобы восстановиться с такого низкого уровня, даже если после этого среди населения будет очень мало больных, у экономики уйдет сравнительно много времени. Уже потому, что тогда будет относительно низкий стартовый уровень. Многое придется выстраивать заново. Проще говоря, в целых отраслях экономики на смену обанкротившимся предприятиям должны будут прийти новые. Поэтому стартовый уровень был бы плохим, а период восстановления долгим. 

ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА

И есть золотая середина, прогнозируемая на уровне 0.75. Между глубиной падения экономических показателей и обусловленной этим продолжительностью восстановления был найден хороший компромисс. Другими словами, экономика опускается до умеренно низкого уровня и восстанавливается относительно быстро. Лучшее значение - при R = 0.75. При этом значении количество смертей также остается на относительно терпимом уровне. Значительно меньше 10 000 за оценочный период - это количество умерших непосредственно от вируса, а не от избыточной смертности.

Хенниг
Речь идет о репродуктивном числе немного ниже имеющегося в данный момент. То есть, численно это было бы благоприятнее для экономики в целом, чем R = 1, при котором один зараженный человек заражает одного другого.

ЕСТЬ ОБЩИЙ ИНТЕРЕС

Дростен
Именно так это надо понимать. Со сделанными авторами оговорками, то есть не принимая количественные расчеты за чистую монету, понять тут нужно прежде всего, что у экономики и здравоохранения нет конфликта интересов, а есть общий интерес. Экономика, особенно экономическая наука, полностью признает, что нет смысла открывать все и сразу. Это навредит ей же. И есть золотая середина, которую надо найти.

Здесь она оценивается в 0.75. Эта цифра может быть не абсолютно точной. Но ученые и не претендуют на это, сначала они хотят донести до общественности эту общую идею о наличии золотой середины. Думаю, это очень важный … вклад науки с качественной точки зрения. 

Хенниг
[...] Вы только что упомянули количество погибших. [Если представить себе, что нам важнее всего, чтобы умерло как можно меньше людей], то мы видим, что дело не в том, что чем меньше репродуктивное число, тем меньше смертность. А что до уровня репродукции равного 0.75 количество погибших остается более или менее одинаковым, и только потом сильно повышается. Это означает, что между уровнем 0.75 и 0.4 большой разницы в числе погибших не будет?

Дростен
Да, верно. Потому что исходя из показателей заболеваемости ... органы госсаннадзора в данный момент могут очень хорошо отследить инфекционные цепочки до […] ожидаемого в результате ослабления мер значения R = 0.8. Но если ослабить меры слишком сильно и оказаться в районе единицы, возникнет накопительный эффект, контролировать все станет сложнее, хотя пока еще возможно. Дальнейшее ослабление здесь не смоделировали, но нужно сказать, что если основание экспоненциальной функции будет на отметке 1.3 или 1.5, то остановить распространение уже не удастся. Тогда количество смертей также возрастет в геометрической прогрессии. [...]

СТРАДАЮТ НЕ ТОЛЬКО ЛЁГКИЕ

Хенниг
Мы только что говорили о количестве заболевших и умерших в связи с исследованием Центра им. Гельмгольца. Но есть не только это, но и очень разные варианты протекания инфекции Covid-19. Первоначально под тяжелым течением имели в виду в основном пневмонию. В последнее время из нескольких стран поступают клинические доклады о легочной эмболии. Согласно исследованиям, является ли это также типичным осложнением вируса?

Дростен
Да, конечно. У нас появляется все больше клинических докладов, доступных теперь в обобщенном виде, из которых складывается впечатление, что затронуты не только легкие. Ранее в этом подкасте мы упоминали, что часто поражается сердце. В Нью-Йорке первыми заметили, что многие пациенты поступают в больницу с клинической картиной, на первый взгляд напоминающей недавний сердечный приступ. А потом становилось ясно, что это не сердечный приступ. Коронарные сосуды на самом деле в порядке, но имеется острая инфекция SARS-2. Результат лабораторного теста на вирус положительный. Если сделать более детальные анализы, то на лабораторных тестах даже можно увидеть определенные маркеры, практически указывающие на сердечный приступ, но также и на другие заболевания с повреждением или воспалительными реакциями в тканях сердечной мышцы. Сердце уже довольно давно известно как орган-мишень. Примерно у 20% взрослых пациентов при этом заболевании в первую очередь затронуто сердце, независимо от того, вовлечены в него легкие или нет. 

Постоянно появляется новая информация. Новое базовое представление также заключается в том, что поражена система свертывания крови. Кровь есть везде в организме, и нам пока неизвестно точно, где именно это происходит. Возможно, из пораженной ткани легких высвобождаются определенные сигнальные вещества, цитокины. Возможно также, что это прямая вирусная инфекция определенных клеток внутренних стенок сосудов. И также причиной может быть не сам вирус. 

Это могут быть компоненты вируса, просачивающиеся из легкого и затем связывающиеся с определенными поверхностными рецепторами внутреннего слоя кровеносных сосудов, эндотелия. И там стимулируется свертывание крови. Начинается индукция, когда свертывание крови происходит по всему телу, и из маленьких разрозненных эпизодов  в кровеносных сосудах могут образовываться более крупные тромбы, они циркулируют в кровеносной системе, попадают в легкие и вызывают микроэмболии в сосудистом русле легких, а иногда и  более обширные участки тромбоза в легких.

Вне сосудистого русла легких они также могут, например, попасть в кровоток, а затем в мозг, и вызвать клинические симптомы инсульта. Это не обязательно большой инсульт в полушарии мозга, а скорее признаки когнитивной недостаточности и другие неврологические явления, которые опытный невролог на основании клинической интуиции мог бы принять за незамеченный микроинсульт. И в конце концов оказывается - нет, это не обязательно инсульт, у человека положительный анализ на вирус. Можно было бы продолжать дальше. Становится известно о все большем числе других явлений. Мы несколько раз обсуждали потерю обоняния и вкуса, это также неврологические инфекции. [...]

В журнале "New England Journal of Medicine" опубликовали очень хорошее исследование из Гамбурга. [...] Ученые сфокусировались на повреждениях почек. Врачи отделений интенсивной терапии очень рано заметили, что у тяжелобольных пациентов также повреждены почки. Это известно и по другим коронавирусным инфекциям, например, по MERS на Ближнем Востоке. Считалось, что это реакция почек на интенсивную терапию. При ней часто бывают эпизоды, когда кровяное давление падает очень низко, и страдают почки. А теперь нам известно, что нарушается свертываемость крови, и почки могут страдать и от этого. Но коллеги из Гамбурга показали, что сам вирус, по-видимому, тоже реплицируется в клетках почек. Он должен как-то туда попасть, может быть, из зараженного легкого, может быть, из кишечника - теперь известно, что вирус может реплицироваться и в нем. Может быть, он каким-то образом попадает в почку через кровоток. Одно можно утверждать: есть явные доказательства репликации вируса в почечной ткани и дополнительное прямое объяснение этого заметного повреждения почек, непосредственно связанное с вирусом. Становится также все более очевидным, что даже у пациентов с менее тяжелыми легочными симптомами могут развиться подобные повреждения почек.

Хенниг
Что касается вопроса свертываемости крови, то очевидно, что могли бы помочь антикоагулянты, препараты против нарушения свёртывания крови. Есть ли какие-либо первоначальные наблюдения также профилактического их использования во избежание серьезных осложнений? Или думать так слишком недальновидно и непрофессионально?

АНТИКОАГУЛЯНТЫ МОГУТ ПОМОЧЬ В ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ

Дростен
Мысль верная. Есть, например, страны, где антикоагулянты в отделениях интенсивной терапии или в обычных палатах применяют гораздо чаще, чем в других странах. Там видны некоторые признаки того, что течение болезни легче, или что исход тяжелого течения лучше. Имеются веские и все более убедительные доказательства того, что использование антикоагулянтов особенно полезно пациентам, принятым в стационар в тяжелом состоянии и попавшим в реанимацию. Это уже становится частью стандартной программы лечения.

Хенниг
Мы делаем научный подкаст, а не журнал с конкретными советами по здоровью. Поэтому на данном этапе очень важно повторить, что каждый конкретный человек должен обговорить это со своим лечащим врачом.

Дростен
Следует добавить, что даже врач общей практики не смог бы принять такое решение. Когда приходят пациенты и спрашивают: "Может быть, мне стоит каждый день вводить себе гепарин в качестве профилактической меры?” Ответ, конечно же, нет. Это не тот уровень, на котором мы здесь ведем дискуссию. Речь идет о передовой клинической науке, о том, что выводы делаются на основе точных научных наблюдений за определенными когортами пациентов. [В случае заражения пациентам стоит полагаться на то, что врачи в больницах читают литературу и рекомендации по лечению, знают и применяют их. Для этого нужны специальные знания и специалисты. В Германии они есть, и нужно иметь базовое доверие к медицине].

Хенниг
Но что касается индивидуального поведения, например, когда склонный к тромбообразованию человек в качестве меры предосторожности считает себя пациентом из группы риска?

Дростен
Можно было бы сделать и обратный вывод. Пациенты, получающие постоянную антикоагулянтную терапию из-за склонности к тромбозам, могут в глубине души думать, что их лекарства также защищают их от тяжелого течения болезни. Я этого не исключаю. [...] Но в отсутствие научного обоснования утверждать тоже не могу.

РАЗНОВИДНОСТЬ СИНДРОМА КАВАСАКИ У ДЕТЕЙ?

Хенниг
Мы говорили об осложнениях и тяжелом течении болезни, о том, что, скорее всего, не затронет широкое большинство, но риск чего всегда нужно учитывать. Я хотела бы затронуть последний комплекс тем. Есть еще одна новость, которую в последнее время можно услышать все чаще. Речь идет о детях, у которых редко, но иногда все же случается тяжелое течение болезни. И есть редкое заболевание, так называемый синдром Кавасаки. У маленьких детей возникает воспаление кровеносных сосудов, поражаются артерии. И такая же клиническая картина наблюдалась в ряде стран у детей с коронавирусной инфекцией. Сейчас вышло исследование из Италии, которое дает первые конкретные результаты путем сравнения данных о пациентах до и после начала эпидемии коронавируса. Нужно ли это принимать во внимание?

Дростен
[...] Международное педиатрическое сообщество сейчас  обсуждает новый синдром, который имеет большое сходство с синдромом Кавасаки. Кавасаки - японский педиатр, который его описал, уже давно. Это довольно редкое заболевание. Наблюдаемое сейчас очень похоже на синдром Кавасаки. Но также немного отличается в деталях. Сам синдром Кавасаки - это несколько расплывчатое клиническое явление, есть некоторые разногласия по поводу форм его проявления. Но формируется хороший консенсус. До сих пор разница во мнениях была обусловлена тем, что педиатры во всем мире точно не знают, всегда ли это связано с инфекциями, или это скорее что-то ревматическое. Однако, есть базовая клиническая терминология. Это системное воспалительное заболевание у детей, которое поражает не только кровеносные сосуды, но и кожу и глаза. Оно имеет последствия для сердца, влияет в первую очередь на его кровоснабжение, но также, очевидно, и на сердечную мышцу. Но есть и другие эффекты, в большей степени из разряда общих воспалительных заболеваний, например, лихорадка, припухание лимфатических узлов, отеки, ... выпот в полости, например, перикарда, когда в околосердечной сумке скапливается жидкость, то есть тяжелые клинические проявления. А также, к примеру, кожная сыпь. 

Таким образом, вы видите, что это очень трудноуловимая клиническая картина, симптомы которой наблюдают и при многих других заболеваниях, и которые только в совокупности представляют собой клиническое понятие. У этого и без того довольно сложного явления, наблюдаемого в связи с эпидемией атипичной пневмонии, отмечают схожесть с синдромом Кавасаки. Может быть, в будущем оно получит собственное название и будет называться не синдромом Кавасаки, а, например, SARS-2-ассоциированное воспаление у детей или вроде того. [...] Его так трудно описать из-за его редкости. И это хорошо, что оно такое редкое.

Теперь, чтобы вы представили: в Бергамо, на севере Италии, опубликовали исследование в крупной детской клинике, где они видели одного пациента с синдромом Кавасаки раз в три месяца. И внезапно у них появляется десять пациентов в месяц, в тот самый месяц, когда в том же районе произошла огромная вспышка SARS-2. Эти ужасные фотографии из Италии, с военными конвоями, перевозящими мертвых, сделаны в Бергамо. Мы знаем, что симптомы у детей с SARS-2, к счастью, бывают очень редко. И только у 3.5% госпитализированных с подозрением на SARS-2 в этой большой детской больнице были симптомы, похожие на синдром Кавасаки.

ТАКИЕ СИМПТОМЫ НАБЛЮДАЮТСЯ У ДЕТЕЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНО РЕДКО 

Для слушателей с медицинским образованием скажу, что разница между синдромом Кавасаки и SARS-2-ассоциированным синдромом Кавасаки заключается в большем количестве сердечной симптоматики при последнем, вплоть до изменений на эхокардиограмме и признаков миокардита. Синдром активации макрофагов встречается несколько чаще, как и шоковая симптоматика - пониженное артериальное давление и учащенный пульс. Потребность в стероидах при лечении также выше. В целом, лечение этого заболевания состоит из трех компонентов. Один - внутривенное введение иммуноглобулина, т.е. антител, сконцентрированных в одном продукте из донорской плазмы. Затем - лечение кортикостероидами, т.е. кортизоном, в течение некоторого времени в больших дозах, с последующим постепенным снижением дозы. Кроме того, дают аспирин - такое сочетание применяется для лечения. И все осмотренные в этом исследовании пациенты выздоровели при этой терапии. Синдром Кавасаки также хорошо лечится у детей. Это острый и тяжелый синдром, но он хорошо излечим. 

Мы видим, что это сейчас обсуждается и научно развивается экспертами в педиатрии. Такие явления у детей встречаются чрезвычайно редко. Мы все боимся, что дети могут заболеть этой болезнью, но, к счастью, это случается очень редко. Но мы неизбежно увидим в урезанных медийных сообщениях: караул, тревога, теперь вирус заражает наших детей! Я уже буквально вижу эти строчки перед глазами. Это исследование было опубликовано вчера вечером, и сейчас пройдут день или два, и определенные СМИ с тенденцией к драматизации и сокращениям напишут такие заголовки. Поэтому, я думаю, тут надо сказать, что все не так уж плохо. 

КОЛИЧЕСТВО ЗАРАЖЁННЫХ ДАЕТ ПОВОД ДЛЯ НАДЕЖДЫ

Хенниг
Очень, очень редкое и хорошо поддающееся лечению заболевание - таково сообщение для нас. Господин Дростен, мы поговорили о многих пугающих вещах в связи с тяжелым течением болезни. В заключение, очень коротко, есть ли что-то, что дало вам на этой неделе поводы для надежды?

Дростен
Меня очень впечатляет, например, то, что в Германии все так хорошо идет. Я считаю весьма позитивным тот факт, что по-прежнему не наблюдается устойчивого роста числа инфекций. На прошлой неделе в это же время все было по-другому, тогда число R снова поднялось до единицы. И кто знает, не поднимется ли оно снова, но пока этого не происходит. [...] Мы начинаем сейчас этот танец с тигром, и он может получиться. Это хорошо, и для меня это важнее любого отдельного заголовка в СМИ и любого отдельного научного вывода.

Меня продолжает беспокоить растущее количество подстрекательских кампаний в Германии, которые полностью сбивают с толку общественность и наносят большой ущерб. Я считаю, что за этим следует пристально следить и, возможно, продолжать это комментировать.  [...]

Перевод: Ольга Улькова

Назад

больше новостей