Кто голосовал за националистов и как теперь с этим жить

Народные партии с трудом сохранили лидерство, но с кем они будут править - пока непонятно. Итоги региональных выборов в Саксонии и Бранденбурге

Когда АдГ станет самой сильной партией? Этот вопрос часто звучал в преддверии выборов в земельные парламенты Бранденбурга и Саксонии. Ответа на него пока нет, так как и страхи противников АдГ (AfD), и надежды самих национал-популистов не оправдались. В обеих восточногерманских землях АдГ не получила большинства голосов.

Основной вопрос прошедших выборов

И в Бранденбурге, и в Саксонии речь перед выборами шла не столько о практических проблемах общества или экономики, сколько об отношении к АдГ и о ее возможной победе. Все демократические партии еще на стадии избирательной кампании отказались от сотрудничества с национал-популистами. АдГ могла бы победить, то есть получить власть, только если бы собрала больше половины всех отданных голосов. Для такого большинства в пользу АдГ не было реальных оснований ни в Бранденбурге, ни в Саксонии. Тем не менее перед выборами в СМИ Германии постоянно шла речь о том, станет ли АдГ «самой сильной» партией, то есть наберет ли она больше голосов чем любая другая партия. Для практической политики это принципиального значения не имело. На каком бы месте по числу голосов АдГ ни оказалась, она не смогла бы найти партнера для коалиции и управления землей. Поэтому слова политиков АдГ, например Андреаса Кальбица (Andreas Kalbitz) о «самой сильной» партии или силе („stärkste Kraft“) на земельных выборах в восточной Германии были с самого начала пропагандой. Как это часто бывает с пропагандой, она оказалась неправдой. «Cамой сильной» АдГ стать не удалось.

И хотя ведущие политики националистов, например сопредседатель АдГ Йорг Мойтен (Jörg Meuthen) сразу после выборов заявляли, что "в высшей степени довольны" их результатами и уже назначили себя, по словам Бьёрна Хёкке (Björn Höcke) "народной партией востока", Volkspartei des Ostens, им не удалось добиться своей пропагандистской цели и выйти на первое место. В этом главный итог прошедших выборов.

Что меняется в политике на востоке Германии и в стране в целом

«Народные» партии ХДС/ХСС (CD /CSU) и СдПГ (SPD) определяли политику Германии, сменяя друг друга или образуя коалицию, на протяжении всех послевоенных десятилетий. Выборы в Бранденбурге и Саксонии показали, что эта модель исчерпала себя. Казалось бы, в обеих землях правящие "народные" партии - ХДС в Саксонии и СдПГ в Бранденбурге – получили большинство и с большой вероятностью смогут возглавить земельные правительства. Тем не менее, в обеих землях их основной соперник, вторая народная партия, потерпела сокрушительное поражение. ХДС в Бранденбурге потеряла по сравнению с предыдущими земельными выборами 2014 г. в процентном выражении почти треть голосов и значительно отстает от АдГ, ставшей главной оппозиционной партией в ландтаге Бранденбурга. А в Саксонии СдПГ получила всего 7,7 процентов голосов, свой самый плохой результат на земельных выборах за всю послевоенную историю Германии.

На востоке Германии уже пробовали создать новую "народную" партию взамен "старых" ХДС и СдПГ. Левая партия (Die LINKE) начиная с 1990-х годов пыталась стать главной партией востока, но безуспешно. Наследники правившей в ГДР СепГ (SED) потеряли на прошедших выборах больше голосов, чем все остальные партии. "Народные партии" отжили свое, и АдГ также не сможет в обозримом будущем занять это место, пока в Германии существуют равные и честные выборы.

Изменения в политической системе

Существовавшая в Федеративной республике по сути двухпартийная система, в которой политика строилась вокруг двух основных партий ХДС и СдПГ, больше не работает. Приходится ожидать появления сложных и недолговечных коалиций сначала в восточных, затем в западных землях и на федеральном уровне. Эта политическая модель существует, например, в Италии, и она приводит к частым политическим кризисам.

После выборов в Бранденбурге и Саксонии переговоры о создании коалиций еще не начались, но они обещают быть сложными. Правящим партиям понадобятся еще два партнера по коалиции, чтобы получить большинство в ландтагах. И если переговоры о Бранденбургской коалиции между социал-демократами, зелеными и левыми могут привести к успеху, в Саксонии ситуация сложнее. Даже если христианские демократы найдут общий язык с зелеными, им понадобится еще один партнер, или социал-демократы, или левые. Однако социал-демократы хотят исправить свой подорванный имидж в оппозиции, а с левыми у саксонских христианских демократов имеются практически непреодолимые расхождения. К тому же, официальная позиция руководства ХДС - никаких коалиций с Левой партией.

К коалиции с АдГ никто пока не готов. Правые круги ХДС призывают к созданию в Саксонии правительства меньшинства, так как они обоснованно опасаются, что их партия “полевеет”, если ей придется войти в коалицию с зелеными или с левыми. Но такое правительство меньшинства может в любой момент потерять власть, если оппозиция откажется его поддерживать. Точно так же и коалиция из трех очень разных политических сил – конструкция неустойчивая. И падение правительства, и распад коалиции открывает дорогу к новым выборам. Выборы в Германии до сих пор проходили как по расписанию каждые четыре или пять лет. Возможно, в будущем ходить на выборы придется значительно чаще.

Чего ожидать на следующих выборах

Как до, так и после выборов АдГ оставалась в центре внимания. Это помогло националистам добиться неплохих результатов, но эта фиксация на АдГ одновременно и затрудняет объективную оценку ее результатов. Ведь по сравнению с выборами в Бундестаг в 2017 году националисты получили совсем ненамного больше голосов, например в Бранденбурге всего на 3,3 процента больше чем два года назад. Но этот незначительный прирост оказался в глазах общественности весомее, чем победа правящих партий в обеих землях.

Важный урок прошедших выборов - это успех бывших “народных” партий в борьбе с АдГ за первое место по числу голосов. Секрет этого успеха заключается в том, что и Дитмар Войдке (Dietmar Woidke, SPD) в Бранденбурге, и Михаель Кречмер (Michael Kretschmer, CDU) в Саксонии проводили избирательную кампанию, направленную бескомпромиссно против АдГ. Оба отказались сотрудничать с националистами, которые еще весной обгоняли их в предвыборных опросах, и оба победили.

На выборах в Бранденбурге и Саксонии проявилась еще одна интересная тенденция. Молодые избиратели в возрасте от 18 до 24 лет, голосующие впервые, в прошлом часто отдавали голоса праворадикальным партиям. С 1980-х на Западе, затем с 1990-х на Востоке НДП (NDP) или ННС (DVU) получали особенно много голосов избирателей, голосовавших впервые, а также людей старше 60 лет. Например, на земельных выборах в Бранденбурге в 2004 году 14 процентов молодых избирателей проголосовали за праворадикальный ННС, более чем вдвое больше чем в среднем в других возрастных группах, и только 6 процентов за Зелёных (Bündnis 90/Die Grünen). Однако на прошедших выборах 20 процентов молодых избирателей (по подсчетам на 2.09.19) отдали свои голоса зеленым. Столько же, 20 процентов, в этой возрастной группе от 18 до 24 лет отдали свои голоса АдГ. Это много, но все равно ниже среднего по сравнению со всеми другими возрастными группами, а 20 процента за зеленых является для Саксонии сенсационно высокой долей голосов. То есть поддержка АдГ у молодежи падает, а поддержка зеленых растет.

Если этот новый тренд продолжится, Зеленые получат еще большую поддержку, когда сегодняшние школьники станут избирателями. Праворадикальные партии при этом потеряют голоса тех, кто за это время уйдет из жизни. Например, из тех, кто в 2014 году в Саксонии отдал свой голос АдГ, умерли 8.000 человек, тогда как партия Зеленых теряет избирателей по этой причине вдвое медленнее.

Текст: Quorum

Назад

больше новостей