Что такое «Совет по интеграции»?

Иллюстрация: landesintegrationsrat.nrw

Дитмар Шульмайстер, заместитель председателя Землячества немцев из России, объясняет основы мигрантского самоуправления

В земле Северный Рейн – Вестфалия 13 сентября проходят коммунальные выборы, а одновременно – выборы в Совет по интеграции (Integrationsrat) городов и округов.  Дитмар Шульмейстер (Dietmar Schulmeister), заместитель председателя Землячества немцев из России (Landsmannschaft der Deutschen aus Russland), объясняет, чем занимаются такие советы, в чем их отличие от других органов власти, и что стоит за выдвижением в кельнский совет Евгении Ремпель - сестры Дмитрия Ремпеля, лидера партии «Единство»,  которой хоть и нет в списке партий федеральной избирательной комиссии (Parteienverzeichnis des Bundeswahlleiters), но о которой много говорилось в российских СМИ.

QUORUM: В Северном Рейне-Вестфалии (СРВ) проходят выборы в так называемые советы по интеграции. Чем отличаются эти советы от других органов власти, которые также занимаются проблемами мигрантов, например от ведомств по делам иностранцев (Ausländerbehörden) министерств внутренних дел?

Дитмар Шульмейстер: Самое главное отличие в том, что эти советы не регулируют миграцию, а дают самим мигрантам возможность организовать свою жизнь. Советы по интеграции – это представительский орган. С их помощью мигранты могут решить многие проблемы и участвовать в политической жизни своих городов.

То есть это что-то вроде городского парламента для мигрантов?

Можно сказать, что конечная цель этих советов – углубление демократии. Ведь у многих мигрантов нет немецкого гражданства, нет права участвовать в выборах. Только советы по интеграции дают им возможность реализовать свои интересы, свои идеи и политические представления. Эту возможность мигранты имеют, кстати, далеко не во всех странах.

Значит, любой мигрант может выбрать своих политических представителей или даже выдвинуться сам?

Да, советы по интеграции избирается мигрантами и лицами с двумя гражданствами. Но такие выборные советы работают не во всех коммунах СРВ, это зависит от городских законов. Где-то советы избираются, а где-то работают назначаемые комиссии по интеграции (Integrationsbeirat). Например, в городе Леверкузен, в Кёльне или в Дюссельдорфе, вы можете выбрать совет по интеграции (Integratonsrat). Законы определяют пассивное и активное избирательное право, избираться могут представители различных этнических групп, но и представители общественных объединений или спортивных обществ. Все эти группы предлагают избирателям свои списки кандидатов (Wahllisten). Со своими списками выходят на выборы в советы по интеграции также и политические партии, например ХДС (CDU) или СдПГ (SPD).

 

Дитмар Шульмайстер. Иллюстрация: Landsmannschaft der Deutschen aus Russland

 

Но ведь эти советы по интеграции не имеют таких полномочий, как городские или окружные парламенты. Как они могут реально повлиять на условия жизни мигрантов?

Полномочия советов по интеграции не во всех землях одинаковые, но их самая важная задача одна: представлять политические интересы мигрантов, которые не могут участвовать наравне с немецким гражданами в выборах. Советы также регулируют многие вопросы миграционной политики и интеграции в городе. Например, они добиваются того, чтобы школьникам, недавно переехавшим в Германию, была оказана квалифицированная помощь по адаптации к немецкой системе образования. Почти все локальные проекты, связанные с интеграцией, проводятся людьми, избранными в эти советы.

Вы сами никогда не избирались в совет по интеграции (Integrationsrat), но зато Вы являетесь членом правительственной Комиссии по интеграции (Integrationsbeirat) при министерстве по делам детей, семей, беженцев и интеграции (MKFFI) Северного Рейна-Вестфалии. Какие у вас есть возможности для того, чтобы правительство и министерство учитывало интересы мигрантов?

Наша комиссия, в отличие от советов по интеграции, это экспертный орган. Эксперты могут, конечно, представлять мигрантские общины, но среди нас есть и представители научных или общественных организаций. Я, например, представляю в Комиссии по интеграции Землячество немцев из России (Landsmannschaft der Deutschen aus Russland), крупнейшую организацию немцев из бывшего СССР. Но в нашу комиссию также входят представители университетской науки, фонда Бертельсмана, или крупных спортивных организаций.

А как эксперты могут изменить политику партий правящей коалиции?

Политика партий нам не указ, у нашей работы совсем другая цель. Перед комиссией по интеграции стоит задача проанализировать, чего добилась земля Северный Рейн-Вестфалия в области интеграции за прошедшие 70 лет. Мы анализируем интеграционные проекты прошедших десятилетий, смотрим, что оказалось тупиковым путем, и где удалось добиться успеха. И уже исходя из этого мы формулируем предложения, какой должна быть политика интеграции в начавшемся десятилетии.

Сейчас мы работаем над новым законопроектом, который должен целиком изменить действующий закон об интеграции (Teilhabe- und Integrationsgesetz). Политика интеграции должна быть децентрализована, должна учитывать местные особенности. Уже сейчас на местах работают свои Центры интеграции, Integrations- und Willkommenszentren. Эти центры распределяют средства нашего министерства между инициативами, которые возникают в каждом городе.  

Вы говорили о планах изменить закон СРВ об интеграции. Когда этот закон принимали, только одна партия отказалась за него голосовать. Вы знаете, почему Левые (Die Linke) тогда воздержались?

Какие у них тогда были аргументы, я не помню, но должен сказать, что партия Левых как правило отказывалась поддерживать законы только потому, что они были предложены правительственной коалицией СРВ.

Советы по интеграции дают негражданам Германии уникальный шанс получить демократическое представительство. Но во многих городах СРВ – в Хамме, Эссене и Кёльне – в советы по интеграции уже избирались, например, представители «Серых волков», радикальных турецких националистов. Может так случится, что и сегодняшними выборами воспользуются группы, враждебные принципам либеральной демократии?

На этих выборах свою кандидатуру выдвинула сестра Дмитрия Ремпеля, который сам избирался на прошлых выборах. Она возглавляет целый предвыборный список. При этом я не уверен, что все люди из этого списка знакомы с политической деятельностью господина Ремпеля и его партии. Хотя в списках находятся также дочь сестры и его деловые партнеры. Дмитрий Ремпель организовал даже два списка.…

…это тот самый Дмитрий Ремпель, который после аннексии Крыма говорил, что полмиллиона российских немцев мечтают переселиться в Россию. Его избрание приветствовал тогда фонд «Русский мир», который по поручению президента Путина отвечает за формирование «благоприятного по отношению к России общественного мнения», . Сегодня Ремпель утверждает, что Кёльнский интеграционный совет «уже многие годы состоит на 95 % из выходцев из Турции, которые конечно же все делают для своих земляков, но никак не для выходцев из стран бывшего СССР».

95 процентов? Это, конечно, же ложь. Где же тогда африканцы, поляки или еврейский список? Они уже собирают больше 25 процентов. Этот господин Ремпель – обычный популист. Жаль только, что некоторые избиратели прислушиваются к его крикам и поддаются на популистские лозунги, на банальную пропаганду, с которой он выступает не только у нас в Кёльне.

Как можно противодействовать недемократическим силам на выборах в интеграционные советы?

Точно так же, как и на любых других выборах. Надо объяснять избирателям, с кем они имеют дело, какова политическая платформа кандидатов. Надо вести избирательную кампанию в интеграционные советы, и я должен сказать, что такая кампания к нас в СРВ ведется, несмотря на ограничения, связанные с пандемией.

Что изменилось в предвыборной кампании в связи с пандемией?

Можно сказать, что и предвыборная кампания как в интеграционные советы, так и в коммунальные парламенты по большому счету переместилась в интернет. Особенно это касается русскоязычной избирательной кампании, которая полностью перешла в социальные сети. И в этом есть одна проблема. Не все кандидаты имеют равные финансовые возможности, не все могут оплачивать политическую рекламу в интернете. А у господина Ремпеля такие возможности есть. Его продвигают люди с огромными финансовыми ресурсами, и это большая проблема текущей кампании.

Вам известно, что это за люди? И замечали ли вы, что за Ремпеля агитируют российские тролли?

Стоит только присмотреться к социальным профилям, которые очень открыто агитируют за предлагаемою политику. Вы увидите, что это или профили-однодневки или профили без фотографий, без собственных постингов. Но я тем не менее надеюсь, что наши люди, которые выбирают представителей в интеграционный совет своего города, не попадутся на популистские лозунги. В конце концов ни для кого не секрет, за что выступает господин Ремпель, и это не демократический путь.

Но часто бывает так, что немногочисленные сторонники популистов очень активны, и на фоне пассивности других избирателей этим радикальным группам все-таки удается проникнуть в органы власти.

Да, но это не значит, что они задержатся у власти надолго. Даже если популисты проникают в интеграционные советы, то всем становится понятно, с кем они имеют дело. И к следующим выборам активизируются демократические силы. Именно это и происходит сейчас в Кёльне вокруг господина Ремпеля. Поскольку он баллотируется не первый раз, уже образовалось целых два русскоязычных предвыборных блока, которые предлагают демократическую альтернативу популистам. Людям в конце концов важна не пропаганда, им важно, чтобы их голос учитывался при решении проблем их города. Это и есть представительная демократия.

Текст: Quorum

Назад

больше новостей