Русскоязычные избиратели в Германии — кто они?

Сколько в Германии людей родом из бывшего СССР, сколько среди них избирателей и как они голосуют.

Русскоязычные избиратели в Германии — кто они?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала определить, кого считать «русскоязычным». В принципе, это определение может относиться к иммигрантам из бывшего СССР (постсоветские мигранты). Это, прежде всего, поздние переселенцы — этнические немцы (около 2,4 миллиона с 1970 года) и еврейские «контингентные беженцы» (около 220 тысяч с 1990 года). Сюда же относятся и прибывшие с ними члены семей родом из России, Украины итд. Кроме того, есть небольшое количество мигрантов, приехавших в Германию к супругу либо супруге, на учебу или на работу, а в последние годы усилился приток беженцев и лиц, ищущих политического убежища. Проведенная в 2017 году микроперепись населения выявила 2,75 миллиона жителей Германии, иммигрировавших из бывшего СССР (3,5 миллиона с учетом части второго поколения).

Какая часть этих людей говорит по-русски?

В опросе, проведенном в 2016 году Фондом Бориса Немцова, 88 % опрошенных постсоветских мигрантов ответили, что владеют русским на уровне носителя или свободно. Это соответствует примерно 2,4 миллиона иммигрантов первого поколения. Для тех, кто приехал в страну в детстве или родился уже в Германии (второе поколение), владение русским языком не является чем-то самим собой разумеющимся. Особенно семьи поздних переселенцев не всегда стремились сохранить русский язык. Однако это не означает, что он полностью исчез из постсоветских семей. Напротив: 42 % опрошенных Фондом Немцова указали, что говорят дома по-русски, 32 % — что говорят и по-немецки, и по-русски, а 24 % — только по-немецки. Следовательно, нужно исходить из того, что как минимум часть рожденных в Германии детей из русскоязычных семей владеет и русским языком. Однако установить точное количество этих людей не представляется возможным.

Это означает, что число владеющих русским языком жителей Германии с учетом второго поколения составляет, возможно, 3 миллиона, а отнюдь не 4,5 миллиона и тем более не 6 миллионов, как иногда приходится читать. 4,5 миллиона — число переселенцев и поздних переселенцев из Восточной Европы, иммигрировавших в Германию с 1950 года, из которых, однако, лишь немногим более половины прибыло из СССР. Информацию о шести миллионах пустил в свет российский МИД и распространяет немецкая Википедия. Однако в это число входят люди, владеющие русским языком «в той или иной степени», то есть, например, граждане ГДР, изучавшие русский в школе.

Правда, и 3 миллиона — цифра довольно внушительная. Для сравнения: число иммигрантов из Турции в первом поколении составляет 1,27 миллиона, с учетом второго поколения их 2,77 миллиона. Количество выходцев из Польши — 1,66 или же 2,1 миллиона человек. 1,19 или 1,8 миллиона жителей Германии родом из бывшей Югославии (из них от доброй пятой части до четверти родом из Косово). Таким образом, русскоязычные или постсоветские мигранты составляют самый крупный контингент иммигрантов в Германии.

Постсоветские или русскоговорящие мигранты отличаются от других групп иммигрантов тем, что в большинстве своем могут голосовать на выборах. Это связано с тем, что поздние переселенцы автоматически получали германское гражданство. 2,6 из 2,75 миллиона постсоветских мигрантов старше 18 лет. Доля граждан Германии среди них составляет примерно 80 %. Это около 2,1 миллионов человек (3,4 % всех избирателей). Кроме того, здесь также нужно учесть часть уже взрослых детей и внуков, количество которых не поддается точному измерению, но точно не превышает 2,5 миллионов.

Электоральное поведение

С прошлых выборов в бундестаг мы располагаем определенными сведениями об актуальном электоральном поведении этой группы избирателей. Раньше в особенности поздние переселенцы в подавляющем большинстве голосовали за Христианско-демократический союз Германии (ХДС). Это изменилось уже довольно давно. Наибольшие изменения произошли за последние 4-5 лет, в связи с «миграционным кризисом» и ростом популярности партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), а также ухудшением российско-германских отношений. По данным экзитпола, проведенного университетом Дуйсбурга-Эссена среди постсоветских избирателей, 15 % опрошенных ответили, что на выборах в бундестаг 2017 года проголосовали за АдГ. Это отнюдь не большинство (как порой утверждалось в СМИ), но более высокая доля, чем среди населения в целом (12,6 %). Самой популярной партией остался ХДС, получив, правда, только 27 % голосов, то есть меньше, чем в целом по Германии (33,0 %). Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) набрала только 12 % (в целом по стране 14,3 %). Второе место заняла Левая партия, набрав 21,0 %, то есть гораздо больше общегерманского результата этой партии (9,2 %). Таким образом, распространенное ранее мнение, что постсоветские избиратели из-за отрицательного опыта социализма дистанцируются от левых партий, (больше) не соответствует действительности. Связано ли это со сложной социальной ситуацией многих постсоветских мигрантов или же с позицией Левой партии в отношении России, нельзя сказать с уверенностью. Во всяком случае, электоральное поведение постсоветских мигрантов схоже с поведением восточных немцев: более сильные позиции у крайне левых и правых партий, более слабые — у массовых партий.

На местном уровне бросается в глаза корреляция между высокими показателями АдГ и большой долей постсоветских мигрантов или поздних переселенцев среди жителей района. Эта корреляция прослеживается в разных городах по всей Германии. Несколько примеров:

- Аугсбург: Оберхаузен-Норд — 24,2 %, Университетский квартал — 22,2 % (два городских района с наибольшей долей постсоветских мигрантов, в городе в целом партия набрала 13,8 %),

- Билефельд: Зеннештадт и Хепен — по 13,6 % (в целом по городу — 9,0 %),

- Детмольд: Хакедаль/Херберхаузен — 31,9 % (в целом по городу — 9,9 %),

- Дуйсбург: в отдельных избирательных участках квартала Ноймюль почти 30 % (относится к городскому району Хамборну, в котором партия набрала 17,9 %, в целом по городу — 13,2 %),

- Ингольштадт: Нордвест — 24,3 % (в целом по городу — 15,3 %),

- Кобленц: Картхаузе-Флугфельд — 13,0 % (в целом по городу — 8,4 %),

- Пфорцхайм: Букенберг — 36,9 % (в целом по городу — 19,3%).

Схожая картина наблюдалась и в менее крупных городах. При этом районы, о которых идет речь, не обязательно относятся к неблагополучным. Иными словами: по-видимому, есть взаимосвязь между высокой концентрацией постсоветских избирателей в районе и большой долей голосов, отданных за АдГ. Можно предположить, что подобные районы действуют как своего рода «эхо-камеры», усиливающие имеющиеся настроения. Однако этот вопрос пока подробно не исследован.

На федеральном уровне число политиков с постсоветскими корнями невелико. С 2017 года в бундестаг входят два депутата — российских немца, оба от АдГ (Антон Фризен и Вальдемар Хердт). В бундестаге предыдущего созыва заседал Хайнрих Цертик, председатель сети переселенцев в партии ХДС, ставший первым российским немцем в германском парламенте. Следует отметить, что все эти депутаты были избраны в парламент по земельным партийным спискам, а не в качестве прямых представителей российских немцев. Есть и политики российско-еврейского происхождения, например, бывший социал-демократ, перешедший в партию Зеленых, Сергей Лагодинский, который в 2019 году баллотируется в Европейский парламент, или бывший сопредседатель Пиратской партии Марина Вайсбанд (сейчас тоже состоящая в партии Зеленых). Однако и АдГ пытается привлечь российско-еврейских избирателей, например, с помощью начатой в 2018 году инициативы «Евреи в АдГ». На земельном уровне политики родом из постсоветских стран представлены слабо: в настоящее время Валентина Тухель (СДПГ) входит в парламент вольного города Бремена, а с 2011 по 2015 годы Николаус Хауфлер (ХДС) был депутатом гамбургского парламента. Наконец, на местном уровне действуют политики из постсоветских стран самой разной политической окраски, в том числе беспартийный бургомистр города Ау-ам-Райн Вероника Лаукарт.


Текст: Янис Панагиотидис

Назад

Все о выборах